Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
10:49 

Фанфик №10, Самая важная во Вселенной

Доктор хочет почитать
I Whoniverse Fest
Название: Самая важная во Вселенной
Автор: аноним до объявления результатов
Бета: аноним до объявления результатов
Рейтинг: G
Тип: джен
Герои: Донна Темпл-Ноубл, Доктор, Эми Понд, Рори Уильямс
Жанр: angst
Аннотация: Жизнь Донны Темпл-Ноубл совершенно обыденна – так и должно быть. Годы летят, и однажды отточенная схема обязательно даст сбой…
Отказ: все права у BBC
Предупреждение: ООС
Комментарий: написано на Фест по Вселенной Доктора Кто на заявку 11: Донна Ноубл. В новой, замужней и по возможности счастливой, жизни она постоянно находит что-то, что должно напоминать ей о путешествиях с Доктором: то на книги Агаты Кристи с огромной осой на обложке натолкнётся, то увидит сюжет про Помпеи, то услышит комплимент, в котором её сравнят с богиней. Зудящее на дне разума сознание Повелителя времени, обрывочные видения и ангст.
Статус: закончен

У Донны Темпл-Ноубл есть всё, чего можно пожелать женщине: милый домик в пригороде Лондона (никакой ипотеки!), любящий муж (красавец, обожает жену и почти не перебивает) и беззаботная жизнь (ведь если не думаешь, где взять деньги на завтрашний обед, то жизнь уже беззаботна!). Вроде бы есть всё, чего только можно хотеть, остаётся только беспечно радоваться, ведь даже продолжавшиеся десятилетиями ссоры с матерью – и те как-то сами собой канули в Лету. Но Донне Темпл-Ноубл что-то не даёт беспечно прожигать жизнь.
Донна не верит в сказки, чудотворчество, инопланетян и теории заговоров. И всё же её не оставляет ощущение, что кто-то, власть имущий, раз за разом вмешивается в её жизнь, заставляя её течь строго согласно проложенному руслу. Донна не отрицает, русло весьма уютно, но вот позволить кому-то управлять её жизнью? Ну уж нет, увольте!
Донна Ноубл – вопреки ожиданиям и желанию, привыкнуть к мужней фамилии тяжело, и для самой себя Донна до сих пор лишь Ноубл без всякой там Темпл – знает, что она не отличается особым умом, а один бывший говорил ей как-то, что она даже Германию показать на карте не в силах. Отрицать бесполезно: географические потуги заброшены ею ещё в средней школе, и на «отлично» она знает лишь географию офиса – зато любого. Но, несмотря на осознание собственных далеко не выдающихся способностей, в последнее время Донна напряжённо думает о совершенно нелепой возможности высшего вмешательства в её совершенно обыденную жизнь. Порою эти мысли пугают её саму, потом она считает их результатом собственной глупости и, махнув рукой, погружается в рутину: занимается созданием уютного гнёздышка в купленном недавно доме, снимает стресс шопингом, ни о чём болтает по телефону с Виной или Неррис (с последней исключительно для достижения чувства маленького превосходства над заклятой подругой). Не то чтобы это не приносило удовлетворения, но эффект как-то не очень долгосрочен.
Оттого навязчивые мысли о том, что кто-то контролирует её жизнь, возвращаются. Временами Донна думает, не пора ли ей обратиться к психиатру. Мешают только немного страха, капелька стеснительности и осознание того, что никому в здравом уме не пришло бы в голову наблюдать за её самой что ни на есть обычной жизнью – она ведь даже парад планет в небе, и тот пропустила, потому что заснула.
«Это всё ерунда!» - решает Донна, но продолжает крутить на пальце полюбившееся в последнее время старое кольцо, купленное давным-давно на какой-то убогой распродаже. Но исподволь всё равно начинает вспоминать, с чего же началось её патологическое и столь непривычное везение.
Она думает о том самом лотерейном билете, который получила в качестве свадебного презента. Донна уверена – билет предназначался именно ей, а не Шону, и тем более не им двоим. Выяснить, кто же расщедрился подарить удачливый клочок бумаги с тройным выигрышем, так и не удалось – мать и дед будто воды в рот набрали. Поначалу Донна решила, что со временем всё равно доберётся до правды. А потом всё как-то вновь потекло слишком размеренно.
«Я ведь этого всю жизнь и хотела! - сокрушённо думает в-глубине-души-всё-ещё-Ноубл. – Домик, муж, семейное счастье! Зачем накручивать саму себя на проблемы? Тем более – на те, которых не существует!»
«Тебе не хватает самого главного», - отвечает кто-то глубоко внутри.
И Донна понимает, что впервые проиграла спор, так и не начав его.
Знать бы ещё, что это – самое главное. Самое важное. То, чего ей так сильно не хватает. То, что она не может уловить. То, о чём она будто бы никак не может вспомнить, хотя в памяти что-то будто так и зудит.
То, что утеряно навсегда.
То, что уже невозможно вернуть.
«Ох, замолкни!» - мысленно рявкает Донна на того, кто сидит глубоко внутри неё.
Донна вновь кричит на мир, потому что никто не слышит. Она искренне старается не замечать того, что кричит на саму себя, чтоб ненароком не услышать правды.

***
- Ох, замолкни! – рявкает Донна на идиота в соседней машине, попытавшегося подрезать её на повороте. – Кто тебя вообще за руль пустил, мальчик?!
Гневно хлопнув дверцей с водительской стороны, Донна решительно выдыхает. Ей нужно немного спокойствия, чтобы снова стать собой.
- Ну наконец-то! – кидается миссис Темпл-Ноубл (теперь уже определённо точно Темпл, но от Ноубл в ней ничуть не меньше прежнего) к детям с самой обворожительной из всех материнских улыбок, на которые только способна. – Ну что, вы хорошо слушались дедушку Уилфреда? Иначе никаких экскурсий!
Джошуа и Элла кидаются из объятий прадеда к матери и с весёлым визгом тянут Донну ко входу в музей.
Донна дарит ещё одну улыбку – совершенно особенную: для деда.
Уилф – постаревший, но всё ещё бодрый – отвечает ей, добродушно хохотнув:
- Ни разу в жизни не видел детей, которые стремились бы к древнему хламу с тем же упорством, с которым ты в своё время…
- Дед! – отшучивается Донна, перебивая Уилфа в притворном смущении.
В музее не то чтобы людно, но народа достаточно, чтобы опасаться потерять детей в толпе. Пока Джош и Элла с восторгом рассматривают доспехи римского легионера, Донна, следя за ними краем глаза, непринуждённо болтает с дедом, выспрашивая у него про здоровье матери, подхватившей недавно испанский грипп.
Её взгляд останавливается на барельефе домашнего алтаря. Донна не знает, почему не может отвести глаз – ей будто бы чудится что-то знакомое. Что-то очень важное.
«Самое важное», - отвечают ей из глубины души.
Всё отходит на второй план – и смех детей, и добродушное бормотание деда. Женщина на барельефе смотрит прямо на Донну. На Донну, для которой только что перестали существовать самые важные люди во Вселенной. На Донну, у которой кровь в ушах стучит так сильно, что начинает ломить виски. На Донну, которой не остаётся ничего, кроме как нервно вертеть на пальце старое колечко.
«Ты только посмотри на себя», - говорит ей внутренний голос.
Донна смотрит, потому что не в силах оторвать взгляда. Потому что её разум затопляют воспоминания, причиняющие непосильные страдания – столь великие, что, кажется, всё её тело состоит из сплошной боли. Потому что женщина на барельефе – всё равно что зеркало.
- И ещё одна моя! – радостно восклицает кто-то сбоку.
Оторвав взгляд от выпуклой поверхности искусно обтёсанного мрамора, Донна, с трудом преодолевая боль, поворачивает голову в сторону и видит абсолютнейшего мальчишку в галстуке-бабочке и твидовом пиджачке, кивающего своим спутникам на алтарь. Не проходит и минуты, как паренёк уносится к следующей витрине, но его друзья – молодая парочка – остаются стоять на месте,
- Эми, ты можешь объяснить мне, что он делает? – спрашивает у девушки высокий молодой мужчина.
- О, не обращай внимания, - привычно пожимает плечами в ответ та, кого назвали Эми. – Он просто ведёт подсчёт. Мне легко представить его в Древнем Риме! Да что там, мне нас с тобой легко представить в Древнем Риме!
- Не Рим! – поправляет вновь возникший из ниоткуда их провожатый. – Берите выше – Помпеи.
- Рим, Помпеи – какая разница! – счастливо улыбается Эми. – Давай просто отправимся туда! Что ты думаешь? – она грациозно поворачивается, плавным движением перебрасывая через плечо лёгкий газовый шарфик, и говорит с загадочным придыханием: - Богиня любви, Венера…
Донна до крови сжимает кулаки – она чувствует какую-то несправедливость. В ней что-то переворачивается, сжимается и распрямляется, как пружина. Ей хочется закричать на глупую девчонку и почему-то – особенно сильно! – назвать её самозванкой, но ком в горле мешает промолвить хоть слово.
Мальчишка в твидовом пиджаке смотрит на свою спутницу глазами смертельно больного старика.
- Нет, не надо. Не делай так. Не надо. Не надо, - говорит он с такой печалью в голосе, что Донна забывает о злости.
В груди у Донны от этих слов так много тоски и страха, что одного сердца для них явно мало – того гляди, прорежется второе. Она помнит – она уже слышала эти слова, она уже знает, чем заканчивается эта история, она уже проходила это.
«Вот то, что ты искала долгие годы», - говорит внутри неё кто-то безжалостный.
«Ох, замолкни!» - хочется рявкнуть Донне, хоть это и бесполезно. Бесполезно кричать, если правда уже услышана.
Прежде, чем потерять сознание, Донна встречается взглядом со старым мальчиком – она знает, его зовут Доктор. «Мне так жаль», - говорят его стариковские глаза на гротескно юном лице.
«Я знаю», - хочет ответить Донна, но мир вокруг неё взрывается золотым сиянием.
***
- Доктор, кто это был? – спрашивает Эми, когда они оказываются за спешно прикрытой дверью ТАРДИС.
Доктор молчит достаточно долго, чтобы Эми и Рори сделалось не по себе.
- Это женщина, - говорит он, наконец, пряча глаза и стараясь унять внутреннюю дрожь. И выдыхает с горечью: - Самая важная во Вселенной женщина.
Доктор зарекается вести свои глупые подсчёты в музеях.

запись создана: 10.04.2012 в 23:45

@темы: I тур, Фанфик

URL
Комментарии
2012-04-15 в 00:00 

Титановые голосовые связки Донны Ноубл
Быть, а не казаться.
Заказчик слоупок. И заказчик долго собирался с мыслями.
Потому что это - оно ножом по сердцу. Очень грустно, очень тяжко и... "Ох, замолкни!" неизменно рвёт меня в щепки вместе с глазами смертельно больного старика. И эта ревность Донны, эта горечь, это непонятное чувство в груди, зудящее беспокойство тогда, когда всё, казалось бы, безоблачно, очень к месту. Слишком к месту.
Сюжетная линия: 5. Ни больше, ни меньше. Потому что все флэшбеки ровно там, где надо, и повествование, несмотря на кусочность, ровное.
Стиль: 5. Повторы, опять-таки, "Ох, замолкни!"... многое хочется сказать, но не можется.
Итоговое впечатление: 5. И не только потому, что это о Донне и про Донну. Это видение той зудящей горечи, которая останется у неё в жизни-после-Доктора. Потому что было бы неправильно, будь оно иначе. Она заслуживает счастья, но у неё, в конце концов, таймлорд в сознании затесался.
Спасибо, автор :heart:

2012-04-15 в 12:41 

живая птица
Ради чего вставать по утрам, если не веришь в эльфов и снежных людей? Маршал Эриксон
Ох, мурашки по коже на моменте, где Донна снова кричит на мир, потому что никто ее не слышит.))) И это ее "ох, замолкни", и все-еще-Ноубл, и ее вечные поиски. Очень нравится фраза про гротескно молодое лицо и стариковские глаза. И вообще, чудесная у вас вышла Донна, спасибо! :333

   

I Whoniverse Fest

главная